8 (495) 204 10 75
8 (800) 775 49 91

Шесть главных альбомов cool-джаза

writer 16 апреля 2017, 20:28

С чего начать путь к джазу?

Ответ простой: начните с кула. Cool Jazz — в соответствии с названием («холодный») — красив, эмоционально сдержан, интуитивно понятен и — это важно! — довольно сложен технически, так что сохранить репутацию одновременно интеллектуала и человека чуткого позволяет. Перед вами шесть пластинок, с которых стоит начать свою джазовую коллекцию.

Miles Davis — Birth Of The Cool (Capitol, 1957)

Еще играя у Чарли Паркера, трубач Майлз Дэвис чувствовал раздражение нервным, истеричным бибопом. Злые языки утверждали, что Дэвису были просто не по плечу виртуозные соло главного трубача бибопа — Диззи Гиллеспи, но как бы там ни было, именно Дэвису довелось собрать нонет (состав из 9 человек), который вошел в студию Capitol (дважды — в 1949-м, а потом в 1950-м году), чтобы записать композиции, впоследствии собранные в альбоме «Рождение кула». Саксофонисты Ли Кониц и Джерри Маллиган, тубист Джон Барбер, валторнист Эдисон Коллинз, тромбонист Кай Уиндинг, пианист Эл Хэйг, басист Джо Шульман и барабанщик Макс Роуч — а также аранжировщик Гил Эванс, в то время увлекавшийся французскими композиторами-импрессионистами, принесли в джазовый мир новый стиль. Кул — в соответствии с названием («холодный») был красив, эмоционально сдержан и по-композиторски просчитан.

 

Chet Baker — Chet Baker Sings (Pacific Jazz, 1954)

Чет Бейкер был красавец класса Джеймса Дина. Ему выпало быть второй трубой среди молодых джазменов эпохи — после Майлза. Он не открывал новые миры, как Дэвис, но удивительно органично существовал в уже открытых. Кул-джаз — да и вообще 1950-е — без трубы Бейкера, без ее бархатного звучания не имеет смысла вообще. Но, как выяснилось, и без его голоса — тоже. Альбом старых и не очень старых баллад, популярных песен и фрагментов мюзиклов, записанный в конце зимы 1954 года и вышедший спустя два месяца, оказался едва ли не главным для многих поколений. Произведения, написанные в 1920-х, 30-х, 40-х, 50-х Бейкер привел к единому знаменателю своего таланта и умения петь не-певческим и уж точно не-джазовым по тогдашним меркам голосом так, что, казалось, он поет только для тебя. Это была настоящая магия, и она была больше, чем даже весь этот джаз.

 

The Dave Brubeck Quartet — Time Out (Columbia, 1959)

Невероятно одаренный пианист, Дэйв Брубек создал свой первый профессиональный состав во время обучения в музыкальном колледже. Среди участников был саксофонист Пол Дезмонд, который на долгие годы стал единственным постоянным участников всех составов Брубека. Квартет, записавший этот альбом, был уже вполне известным составом, но стоит иметь в виду, что трое из квартета выглядели совершеннейшими ботанами в профессорских очках — для джаза это было нехарактерно. К тому же Брубек и Дезмонд экспериментируют со сложными, нехарактерными для джаза размерами. Собственно, один из них и стал почти что названием пьесы с этого альбома, которая до сих пор является главным джазовым хитом всех времен и народов. Она называется Take Five, что в переводе означает «взять пять минут перерыва», но и апеллирует к тому самому необычному размеру — 5/4.

 

Bill Evans — Waltz for Debby (Riverside, 1962)

И еще один ключевой персонаж кула — белый очкарик-ботан, пианист Билл Эванс, сын валлийца и карпатской русинки. Эванс, рано проявивший музыкальные таланты, играл у Майлза Дэвиса (и даже принял участие в записи великого альбома Kind Of Blue), затем собрал собственное трио (Скотт ЛаФаро — контрабас, Пол Мотян — ударные), которое, как считается, заложило стандарт того, что такое фортепианное джазовое трио. Альбом Waltz for Debby, записанный именно этим составом (концертная запись, сделанная в клубе Village Vanguard всего за десять дней до гибели юного контрабасиста ЛаФаро в автокатастрофе), до сих пор поражает теми невидимыми нитями, которые, кажется, связывают всех участников записи: кажется, что никто из них не репетировал, все подчиняются общей эмпатии, а промежутки между нотами едва ли не важней собственно сыгранных нот. Заглавная пьеса, посвященная племяннице, стала самой известной пьесой Эванса.

 

Modern Jazz Quartet — Pyramid (Atlantic, 1960)

Пианист Джон Льюис и вибрафонист Милт Джексон основали свой квартет  еще когда играли в биг-бэнде трубача Диззи Гиллеспи в конце 1940-х, но «Квартетом современного джаза» он стал в 1952-м,с приходом в состав контрабасиста Перси Хита. Окончательно состав устаканился в 1955-м, с приходом барабанщика Конни Кея. Главным, конечно был пианист Джон Льюис, умелый джазмен, имевший, впрочем, блестящее классическое образование. Именно он смог соединить джазовую технику, импровизационный подход и традиции европейской камерной музыки — и в этом синтезе был безупречен. Альбом Pyramid, на котором всего две авторских композиции Льюиса — очень сильная, концентрированная работа; уже дважды записанная составом пьеса Льюиса Django, посвященная французскому гитаристу Джанго Рейнхардту, звучит особенно прекрасно.

 

George Shearing – Lullaby Of Birdland (Pickwick, n/a)

Это, собственно говоря, и не альбом вовсе, а сборник пьес британского пианиста и композитора Джорджа Ширинга, переехавшего в свое время в США. Для нас он важен названием и тем, что на нем звучит главная тема, сочиненная Ширингом — Lullaby Of Birdland, посвященная Чарли Паркеру. Записанная впервые в 1952-м, она фактически выглядит прощанием с боповой эрой; звучит она еще достаточно горячо, но прозрачный вибрафон Кэла Тжадера и пунктирная гитара бельнийца Жана «Тутса Тильманса» (впоследствии он прославится как главный губной гармошечник мирового джаза) создают ту самую атмосферу кул-джаза, с его легкой грустью, прохладцей, протяжностью. Немногие из британцев могу похвастаться тем, что создали настоящий джазовый стандарт. Джордж Ширинг мог.

Теги:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите символы на картинке ниже : *

Reload Image

"© OPPO Digital, 2017"